Время на прочтение: < 1 минуты

Ещё после вспышки Эболы в Африке 4 года назад несколько комиссий ООН призывали обратить внимание на проблему мировой пандемии. Теперь случился COVID-19. Чем эта пандемия отличается от того, что было в прошлом? Об этом рассказал Мишель Казачкин (Старший советник Объединённой программы Организации Объединённых Наций по ВИЧ/СПИД — ЮНЭЙДС).

Все говорят о вакцине. И скорее всего успешное лекарство будет получено. Это не та проблема, с которой мы столкнулись при поиске лекарства от ВИЧ, где мы даже не понимаем, куда двигаться.
Но с момента появления вакцины от КОВИД19, до момента, когда её признают безопасной для всех (старшего поколения, беременных, детей) пройдёт не меньше 1,5 — 2 лет. И мне не верится что уже в начале 2021 года все кончится…

Но я продолжаю надеяться. что учёные принесут нам решение. Но остаются вопросы к доступности нового лекарства. Развитые страны, Европы в том числе, декларируют необходимость доступности новой вакцины. И одновременно закупают миллионы доз еще даже не проверенных. Так что доступность — это пока только слова.

Вполне вероятно, что первая вакцина от коронавируса будет китайской или российской. Сегодняшняя эпидемия по своему уникальна. Прежние вспышки заболеваний (тот же ВИЧ или туберкулёз) являлись проблемой главным образом беднейших или развивающихся стран. А вот с КОВИД-19 получилось всё по другому. По сравнению с Европой в Африке дела не так плохи. Даже в Восточной Европе смертность ниже, чем на «благополучном» Севере и в Западной Европе. Многое поменялось.
Запад можно сказать «разрушился». США отошли в сторону и полностью занялись своими проблемами. Европа, конечно, перестраивается, но очень медленно.
Поэтому решение проблемы пандемии может прийти из неожиданного источника — России, или из Китая.


По материалам:
https://news.un.org/ru/interview/2020/09/1385962

 4 

от second

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *